Алеф

Алеф

 

Джентри сказал, что Граф подключен к тому, что равнозначно гигантской материнской плате, утыканной огромным количеством микрософтов. По его мнению, серая пластина в изголовье это один цельный биочип размерами с приличный булыжник. Если это так, то объем памяти у этой штуковины практически безграничен. Алеф было бы немыслимо дорого изготовить, продолжал Джентри, просто сказка, что кто-то вообще решился его создать, хотя ходят слухи, что подобные вещи существуют и находят себе применение, в особенности при хранении гигантских объемов конфиденциальной информации. Не имея связи с глобальной матрицей, данные здесь фактически иммунны к любой атаке через киберпространство. Загвоздка, однако, состоит в том, что поскольку в алеф нет доступа через матрицу, то это как бы мертвая память.

У него там может быть все, что угодно, сказал Джентри, останавливаясь, чтобы заглянуть в пустое лицо. Он круто повернулся на каблуках и снова начал шагать взад-вперед. Некий мир. Много миров. Сколько угодно конструктов разных личностей…

© Уильям Гибсон. Мона Лиза Овердрайв